• Рассказ,написанный моим отцом после посещения им врача

  • #чтиво #юмор #текст
  • Пребывая далеко не в радостном настроении, Сидоров сидел напротив кабинета врача и думал как о предстоящих происшествиях, так и о прошедших.
    Сначала, выйдя из подъезда, он поскользнулся так, что в районе поясницы что то звеняще хрустнуло. По пути к маршрутному такси у него потёк ботинок. Такси, естественно, не было так долго, как будто оно ехало откуда то из Эфиопии. Уже в салоне маршрутки людей было намного больше, чем она могла вместить. И когда согнувшись в три погибели, Сидоров кое как устроился между затылком какого-то кретина и накрашенной девицей, которая то и дело, подозрительно на него посматривала, он окончательно убедился в том, что кругом одни сумасшедшие.
    Вдруг, тот тип, затылок которого маячил перед лицом Сидорова, повернулся к нему лицом и дыхнув на него густым табачным перегаром, спросил:
    -Вы сходите ?
    Сидоров, люто ненавидивший как табачаный дым, так и самих курильщиков, было озверел, но смирившись с ситуацией, пропустил прокуренного типа, лишь скрипнув зубами. Думать о предстоящей встрече с врачом в компании этих идиотов был выше всяких сил и он вышел на остановку раньше своей.
    Лучше бы он этого не делал!!!
    Люди, которые стояли на остановке, ждали маршрутку уж очень долго. И лишь только Сидоров приоткрыл дверь и высунул свою постную физиономию, толпа тут же ринулась на него, слегка отбросив в район заднего колеса, и он так страстно обнялся с машиной, что старательно стёр с неё своей не новой, но ещё вполне приличной курткой, старое масляное пятно.
    -Чёрт бы вас всех побрал!- громко, чётко и с выражением сказал Сидоров и обречённо побрел дальше…
    -Следующий!- послышался зычный голос из кабинета.
    Сидоров понял, что следующий – это он, и открыв дверь, походкой приговорённого шагнул, как ему показалось, в преисподнюю.
    -Ну-с, что вас беспокоит ?
    -Ещё бы сказал «голубчик» - подумал Сидоров.
    -Голубчик- спросил врач.
    Сидоров напрягся.
    -Понимаете, доктор – сказал Сидоров деревянным голосом, - я уже двадцать лет не могу дышать носом, без посторонней помощи.
    -Как это ? – не понял эскулап.
    -«Этот тоже и сумасшедших» - подумал Сидоров.
    -Понимаете, он внутри весь слипается, и пока я не залью в него какую-нибудь гадость, он ни за что не дышит! Я прожил двадцать ужасных лет, поливая свой нос всякой дрянью. В коллективе сначала смеялись, затем привыкли, теперь же смотрят на меня с сожалением, особо впечатлительные – плачут! Сначала я думал что это насморк и это пройдёт, но не может же насморк длиться почти четверть века!
    -Ну, голубчик – доктор взял со стола какую то железную штуку, – думать – удел врачей! – и сунул эту штуковину в нос Сидорову. Затем, он этим самым предметом развёл ноздрю Сидорова так широко, что мог бы сам в неё влезть, вместе со столом, стулом, на котором сидел, с медсестрой, с её длинными как палки ногами и всей обстановкой, находящейся в кабинете.
    -А что же вы так долго не шли к врачу, милейший ?
    -Боялся – ответил Сидоров сидя с вытаращенными глазами.
    -Так значит вы из трусливых ? – сказал врач, и вытащив из носа Сидорова свой адский инструмент, начал что то усердно записывать.
    - Я, вообще то не трус – ответил больной, - но есть три вещи, которых я особенно побаиваюсь.
    Медсестра, рывшаяся до этого в бумажках, с совершенно безучастным видом, насторожилась.
    - Любопытно, и что же это за вещи такие страшные ?
    - Врачи, собаки и сумасшедшие – честно признался Сидоров.
    Несколько мгновений врач остолбенело сидел в одной позе, затем медленно повернулся и сказал:
    - Ну-с, с собаками и сумасшедшими, тут всё более-менее понятно, хотя вопрос спорный. Но чем же вам не угодили врачи? Вас что, в детстве пугали врачом?
    -Вовсе нет, но по-моему эта категория наиболее опасна из всех вышеупомянутых, потому, что врачи зачастую неправильно ставят диагноз, забывают свои инструменты внутри пациентов, ошибочно констатируют смерть, и наконец, среди них встречаются просто маньяки.
    -Так, так …Маньяки, говорите ? – с подозрительной улыбкой произнёс врач и медленно потянулся за ещё одним своим орудием пыток, - Давайте-ка, господин философ, вторую ноздрю, посмотрим как она не дышит.
    Сидоров покорно подставил нос и доктор, размахнув ему вторую половину носа, заглянул внутрь. Сидорову показалось что врач распахнул ему не нос, а черепную коробку и теперь внимательно и долго изучает его мозг.
    -Хорошо, - бормотал врач, - очень хорошо. Отёчность, покраснение, сужение, искривление – всё присутствует. Полный набор. Идите, любезнейший, на снимок. И сразу ко мне!
    Через полтора часа мытарств, связанных с получением рентген-снимка собственных ноздрей, Сидоров появился в том же кабинете, того же самого врача. За время путешествий, нос Сидорова окончательно распрощался со своими прямыми обязанностями и сейчас являл собой на лице пациента, хотя и гордое, но совершенно бесполезное сооружение, внутри которого всё намертво зацементировалось. Разве что методом глубокого бурения удалось бы пробить в нём небольшую скважину, но за неимением поблизости должного для этого оборудования, ситуация оставалась на уровне теории.
    Доктор встретил Сидорова такой радостной улыбкой, как будто тот нёс ему чемодан денег в крупных американских ассигнациях.
    -Точно сумасшедший, - подумал Сидоров, - к тому же ещё и врач!
    -Давайте, давайте – всё так же улыбаясь, врач взял снимок и влюбленно глядел на него, будто на нём был изображён не череп Сидорова с раскрытым ртом, а Венера Милосская с обеими руками.
    -Ну что ж, милостивый государь, обрадовать мне вас нечем, плохи ваши дела, очень плохи. Как я и предполагал. Боюсь, что здесь вам никто не поможет, даже я, - и спрятав улыбку, доктор состроил такую скорбную мину, будто он потерял тот чемодан с деньгами, который намедни принёс ему Сидоров. Увидев, что его пациент вот вот впадёт в кому, вдруг весело всплеснул руками и бодрым голосом сказал:
    -Но выход есть! Го-луб-чик, выход есть! Будем колоть! Уколы! Прямо в нос! Не переживайте, милейший, всего несколько сеансов и ваш нос задышит как насос! Начнём сейчас же! Сестра, приготовьте всё необходимое. Любезный, вам когда-нибудь кололи уколы прямо в нос?
    Видя, что опять получился перебор и больной снова может уйти в глубокий ступор, врач опомнился и сказал:
    -Ну-ну, спокойно, от этого ещё никто не умирал. Я прокалываю в день по несколько носов и все только благодарят!
    Вставив в нос Сидорова какую то железную трубочку, врач осторожно начал вводит иглу в правую ноздрю пациента и где то далеко за носовым проходом, какой то мудрёный канал был неровным, а извилистым, и игла, следуя этим извилинам, тихо потрескивала и покалывала, продвигаясь к нужному месту, и казалось, что происходит это уже вне времени. По мере продвижения вперёд, игла сначала превращалась в большого горячего червяка, уверенно ползущего в мозг, затем в огромное сверло не менее огромной дрели, и лишь когда она начала превращаться в доменный бурав, врач, будто пожалев бедного Сидорова, резко выдернул иглу и точным, быстрым движением вставил два ватных тампона в район правой лобной доли пациента.
    Сидоров, неподвижно сидевший, как египетский сфинкс, издал какой то неестественный гортанный звук и чуть не выронил судок из своих скрюченных пальцев.
    -Ничего, ничего – это не смертельно, – успокоил пациента врач, - сейчас быстренько пробьём вторую сторону - и вы свободны до понедельника.
    О том, какие метаморфозы претерпевала игла в носу во второй раз, Сидоров наблюдал как бы со стороны. Со стороны бормотал доктор, со стороны ему отвечала медсестра, со стороны он увидел как кто то заглянул в кабинет, хотя сидел он почти что спиной к двери, и унылый цветок на подоконнике он тоже видел со стороны.
    -Вы меня слышите, голубчик ? – послышался голос доктора, - всё, идите умойтесь в соседней комнате.
    Сидоров понял, что это обращаются к нему, послушно встал, умылся и снова сел в кресло перед доктором. Тот снова сунул свои адские инструменты в нос Сидорова, внимательно осмотрел его содержимое, одобрительно покряхтел , с удовольствием заметил, что отёчность стала большей, широко улыбнулся и изрёк:
    -Итак, уважаемый Семён, как быть вас там…
    -Калистратович – подсказал Сидоров.
    -…конечно, конечно, - не стал спорить доктор, - итак, дорогой Семён Калистратович, назначим вам пока пять сеансов, с интервалом в два дня. Отёчность ваша должна сама по себе рассосаться, но с условием, что в этот период никакой дряни и гадости, о коей вы упомянули в начале нашей встречи, вы заливать не будете. Иначе – отвалиться! Дышите реже, спите стоя, ешьте внимательно. И побольше курите!
    При этих словах Сидоров как то нервно дёрнулся и вытаращил глаза.
    -Это способствует быстрейшему рассасыванию, осушению слизистой носа, успокоению нервной системы, снятию стрессов, заживлению ран… - уже за дверью, как во сне слышал Сидоров, думая с какой же марки сигарет ему начинать лечебные процедуры…

yoshiidj

Последние кому понравилось:Всего: 7

  • Комментарии
  • дата
  • рейтинг
0
Rejisser04 авг 2013
Прокол в лобную пазуху... хм... гайморит что ль? Вроде перестали его лечить проколами...

#

0
niyaz_aksanov05 авг 2013
:-)))

#

Наверх